Мастера

«Смотришь на золото, как гинеколог на женщину»: омский ювелир — о моде, криминале и цыганских коронах

7 апреля 2021, 08:28 Дмитрий Татауров

Александр работает в собственной мастерской

В небольшой, но уютной ювелирной мастерской, как в кузнице у гномов из скандинавских сказок, — кругом щипцы и свёрла, напоминающие инструменты то ли стоматолога, то ли хирурга XIX века. Синим пламенем светится огонь горелки, а вокруг, буквально на каждой поверхности, горками лежит золото. Кольца, цепи, перстни, медальоны, а если покопаться, то и чьи-то зубы. На драгоценный материал никто не обращает внимания, как на обрезки кожи в лавке сапожника. Ну золото и золото — что необычного, здесь его завались. У человека, подверженного золотой лихорадке, наверняка начался бы приступ жадности от избытков драгоценного металла, но хорошо, что корреспондента NGS55.RU Александра Зубова эта напасть обошла стороной и к золоту он равнодушен. Поэтому от беседы с владельцем мастерской «Ювелирка» Александром Кошарой его ничего не отвлекало.

«К золоту и ко всему этому уже не так относишься, как остальные. Смотришь на него уже, как гинеколог на женщину. Всё понятно и привычно»

В пору весёлой молодости Александр даже не думал, что станет ювелиром.

— В Омске на ювелиров официально никто не учит. Только если попадешь в какую-нибудь мастерскую на должность «принеси, подай, отойди и не мешай». То, что раньше называлось подмастерье. Как сейчас помню: 2001 год, я был молодой, дурной, фигнёй занимался всякой. Помогал одной женщине с собаками. А у неё была подруга, которая держала ювелирную мастерскую. Она попросила за меня, меня взяли. Я попробовал, начало получаться. Года полтора я там просидел, а потом эта мастерская обанкротилась — такое время было, игровые автоматы. Поэтому я решил сам открыться, — вспоминает Александр, уточняя, что для открытия своей мастерской нужно минимум 300 тысяч рублей. А в идеале — четыре миллиона.

«Пока я учился — это были страшные времена. Ел одни бичпакеты, спал на работе. Как вспомню — вздрогну»

— Я помню, когда я был совсем зелёный, работал в другой мастерской. Пришла женщина с двумя охранниками. Принесла браслет золотой, весь в бриллиантах. Нужно было его запаять. Дама серьёзная. Мой начальник испугался сам делать, вдруг косякнёт, а так можно на меня свалить. Дают мне браслет этот, сзади меня два дядьки с пистолетами, следят, чтобы я ничего не вытащил. А я сижу и думаю — как это всё делать? Сижу, паяю. Браслет тогда этот стоил 40 тысяч долларов. Несколько квартир по тем временам. У меня спина была липкая. Я его запаял и отдал, с рук на руки, как ребёночка. Сижу, а у меня мандраж. Но запаял же! — смеётся Александр.

Александр не думал, что станет ювелиром

Первое изделие, которое полностью сделал Александр, был простенький браслет плетения «Бисмарк». Он носил браслет сам, но в итоге потерял его — замок вышел не очень удачно. Так что сейчас, возможно, кто-то носит этот браслет и радуется. Александр вспоминает, что одно время даже собирал свой «цирк уродцев» — неполучившиеся работы. Но в итоге переплавил их и сделал вещи, которые теперь носят люди.

Он объясняет, что в профессии нет ограничений по возрасту или полу — главное желание. Но девушкам придётся забыть о маникюре и чистых пальцах. По-хорошему, нужно обзавестись чьей-то рекомендацией. В мастерскую, где на каждом столе лежит золото на десятки и сотни тысяч рублей, стараются не пускать непроверенных людей. Золотой лом, проволока, обрезки и золотая пыль — возьми пару кусочков, никто и не заметит. Поэтому с Александром работают только проверенные люди, которым можно доверять.

Мужчина признаётся, что в его деле сложно в какой-то момент назвать себя мастером. Профессия заставляет всё время совершенствоваться и оттачивать навыки. Тот, кто останавливается, считая, что он достиг вершины мастерства, вскоре замечает, что его обогнали молодые и пытливые. Как правило, каждый ювелир хорош в каком-то одном направлении. Александр выбрал для себя филигрань — ремесло, известное с давних времен. Мастера, которые владеют этой технологией, создают изящные ажурные изделия из тончайшей металлической проволоки. Настолько тонкой, что не каждый фотоаппарат сумеет запечатлеть вязь.

«Времени ни на что нет. Беру много заказов. У меня жена уже полгода серьги ждёт»

— Это полностью ручная работа. Долгая и кропотливая. Сидишь часами над одним изделием. На одну вещь уходит две-три недели по 10 часов в день. Но это с ума можно сойти, если только что-то одно делать. Поэтому я стараюсь взять несколько заказов на три-четыре месяца и делать их по очереди, — улыбается мастер.

По его словам, пандемия ударила и по его бизнесу. Клиенты делали заказы, когда всё было хорошо, а потом просто не могли выкупить свои изделия.

«Сделать можно всё что угодно. Но хватит ли у вас на это денег?»

Ювелир создал массу изделий, многие из которых в единственном экземпляре. Он рассказывает, что благодаря современным технологиям заниматься разработкой стало намного проще. Макет можно создать на компьютере, после чего распечатать на 3D-принтере, чтобы увидеть, как будет смотреться изделие.

Александр объяснил, что сейчас заказ можно сделать как угодно — хочешь, приходи в мастерскую, хочешь, опиши желание мастеру через интернет. Многие клиенты рисуют для него изделия, которые хотели бы видеть на себе. Из изображений, сделанных на коленке, в результате получаются красивые украшения. Можно заказать изделие из каталога — это будет дешевле, но выбрать очень сложно, да и есть вероятность, хоть и небольшая, что встретишь кого-нибудь с такой же вещью. Благодаря Александру новую жизнь обретают и старинные предметы. Иконы, кольца и кресты, которые видели ещё прабабушек нынешних владельцев, проходят через его руки и становятся совсем как новые.

— Магазин не может себе позволить такого разнообразия. У меня в каталоге 300 тысяч моделей. В магазине 500–600. Человек спокойно полистал картинки, выбрал. Работа стоит дешевле, модель разработана, формы есть. Не нужно заново ничего лить, резать, — объясняет ювелир.

Одни из главных клиентов Александра — цыгане. Сашу-ювелира знают в каждом омском таборе. Цыганки любят длинные серьги и кольца-маркизы, вышедшие из-под его рук, а ромалэ — толстые цепи, браслеты, кресты и медальоны с иконами. Также у кочевого народа в почёте изделия в виде коней, подков и колёс.

Обычный головной убор цыганской невесты

Про цыганские свадьбы — отдельный разговор. Александр демонстрирует корону из золота и драгоценных камней, которую заказали у него для невесты. Подобных украшений он создал уже несколько, и каждое в единственном экземпляре. Щеголять в них ежедневно никто не собирается. Надела на свадьбу, сняла и убрала.

Есть и цыганские перчатки из золота. Такая вещь стоит около 220 тысяч рублей. И ходят в ней намного чаще, чем в короне. В одном таборе я видел, как в такой ходили за водой.

— В основном люди идут за чем-то таким, чего нет в магазинах. Ювелирка есть станочная, поточная работа. То, чего полно в магазинах. А люди хотят выделиться. Вот, например, человек всю жизнь занимался боксом, сына привлёк. У них тренер один на двоих. Он захотел сыну сделать подарок. Заказал вот такие перчатки — золотыми буквами имя сына, фамильные буквы, имя тренера — серебро с золотыми накладками. А второму сыну-футболисту — футбольный мяч с названием клуба «Барселона». Вот такие подвесочки, — рассказал ювелир.

«Вкусы меняются. Девушки приносят бабушкины советские кольца или серьги и заказывают из них чокеры»

Огромные золотые гайки сейчас вышли из моды, их место заняли интересные дизайнерские кольца. Цепи в три пальца шириной заменили литьевые цепи, на которых можно сделать хоть свой портрет. Популярны различные ладанки, кресты, медальоны с иконами и ликами святых.

Благодаря Фёдору Емельяненко и Александру Шлеменко среди мужчин стали популярны массивные деревянные кресты, правда, обрамлённые золотом и серебром. Мусульмане заказывают медальоны с полумесяцем, Меккой и именем Аллаха. У них по-прежнему в почёте массивность, а не дизайн — чем больше, тем лучше. Популярны и языческие сюжеты — молоты Тора, секиры Перуна, руны уджаты и коловраты.

— Скандинавия, руны, язычество сейчас очень популярны, лет пять уже как. Честно, когда я делаю какие-то такие символы, я особо в них не разбираюсь. Недавно девушка заказала круг Футарка — амулет со скандинавскими рунами. Тут уже приходится гуглить, узнавать, что и как. Всё из золота. Такое в Омске в магазине нереально найти, — делится Александр.

Мастер любит создавать необычные и очень сложные вещи со множеством элементов. Такие, которые он ещё не делал. Лёгкая, рутинная работа утомляет. Например, как-то у него был заказ от церкви на 30 одинаковых серебряных крестиков. Он едва дождался момента, когда были готовы все.

— Было дело, я отказал человеку, который захотел заказать кольца с нацистской символикой для себя и своих единомышленников. Я отказался, у меня есть убеждения. Мне такие деньги не нужны, — объясняет он.

Александр даже обучал своему ремеслу. Его знакомый предприниматель решил организовать курсы для ювелиров, и Александр вёл там практику. Из 50 учеников ювелирами стали двое.

— Есть много людей, которым хватило бы усидчивости и таланта, чтобы стать хорошими ювелирами. Но встаёт финансовый вопрос. Первые пять лет ты просто голодранец. Живёшь на работе. А люди думают, что раз ювелир, так ты сразу богач. Главное — наработать навыки, имя, авторитет. Не останавливаться на достигнутом. А сам я неуч конкретный. На форумах пишут эти термины, названия, я их не знаю. Говорю: «Вот эту железячку к этой?» Мне говорят «да». Я беру и делаю. И всё получается. Мне просто это нравится реально. Нравится новому учиться. Это хобби, которое стало моим делом. Я как был рукожопом, так и остаюсь рукожопом. Тут сколько не работай — ты рукожоп. Просто кто-то больше, кто-то меньше. Всегда собой недоволен. У меня есть правило: я что-то сделал, затем прошло три года. Я смотрю на эту вещь, если она мне нравится, если, на мой взгляд, она идеальна, значит я не развиваюсь. Любая вещь имеет косяки, обыватель этого никогда не узнает, а мастер видит всё. Почему у меня нет ни одного кольца, цепи? Потому что я смотрю на всё и думаю — это можно было сделать лучше, — объясняет мужчина.

«Не экономьте. Люди покупают дешёвую, но красивую вещь, а она ломается, рвётся. Десять паек потом на ней. Не украшение, а устрашение»

Одна из клиенток Александра решила побаловать себя и к ключам на машину за 12 миллионов заказала брелок за 100 тысяч.

— А почему нет, если можешь себе позволить? Я к этому нормально отношусь. Золото — это отличное вложение средств. Пока на тебе золото, при тебе есть деньги. У меня так же рассуждали знакомые из криминальной среды. Мол, если что-то случится и нужно будет срочно скрываться или достать наличные, при тебе всегда крупная сумма денег, висящая на шее и руках в виде толстенных цепей и массивных перстней. Причём золото примут к обмену в любой стране, и оно везде дорогое. Что бы ни случилось — ты при деньгах, — отмечает Александр.

Несмотря на то, что в мастерской множество золотых изделий, Александр не боится налётов и говорит, что за всё время у него не было проблем с криминалом. Всё логично — кто из жуликов станет грабить человека, у которого отоваривается криминальное начальство? К тому же, зайдя в мастерскую с плохими умыслами, можно натолкнуться на криминального авторитета или цыганского барона. Потом придётся думать, как своё золото унести. Хотя охрана у мастерской, конечно же, есть. Пультовая.

— Кто любит золото? Женщины, цыгане и бандиты. В этих кругах я решу вопросы с кем угодно. Правда, насчёт женщин не уверен.

Источник: ngs55.ru

все новости

Бренды


Законы


Инструмент и оборудование


Камни


Маркетинг


Мастер классы


Мастера


Образование


Полезное


Поставщики услуг


События


Техники


Цепи и браслеты


Ювелирный бизнес


Ювелирный стиль